Журнал
О разном

ТРИ ХИЛКОВА

Я не особенно верю в наследственность, если говорить о личностных качествах. Мне больше по душе японская концепция духовной преемственности «учитель-ученик». И всё же безусловно бывают династии, в которых некая нематериальная, но яркая черта прослеживается из поколения в поколение. 

Один из таких интересных родов – князья Хилковы. 

Это Рюриковичи, ведущие свою прямую генеалогию (как и большинство Рюриковичей) от Всеволода Большое Гнездо. «Хилковыми» князья стали зваться с 16 века. Первый Хилковым был Дмитрий Иванович, казненный во времена опричнины. Курбский в письме жестокому царю пишет про этого заслуженного воеводу: «... Муж в разуме много и зело храбр, искусен же и свидетельствован от младости в богатырских вещах, ибо немало, яко всем того ведома, выиграл битв над безбожными измаилтянами, аже на дикое поле за ними далеко ходяще. Се, выслужил! Главою заплатил! От жены и деток [ ты его] оторвал и внезапной смерти велел предать".

Злой рок витал над родом и в последующие времена. Не все Хилковы были «свидетельствованы в богатырских вещах», но среди них попадаются люди весьма необычной судьбы.

Коротко расскажу о троих.

Это Андрей Яковлевич (1676 -1716), с которым Петр Первый обошелся довольно мерзко – как теперь выразились бы, «использовал».

Блестящий молодой человек, обучившийся «морским наукам» в Италии, был в 24 года  отправлен в Швецию к молодому Карлу XII «резидентом», то есть посланником. С царскими изъявлениями мира и дружелюбия – в то самое время, когда Петр собирался напасть на шведов. Для усыпления бдительности. Посланник был принят с почестями, обласкан шведским королем, а затем, естественно, обвинен в подлости и вероломстве, хотя Андрей Хилков был человеком честным и порядочным. В наказание Карл отказался менять Хилкова на шведских пленных, и Андрей Яковлевич зачах в неволе, никогда больше не увидев жену и дочь. Остались его письма, ценный источник исторической информации.

Вот, кому интересно, статья об этой печальной судьбе: https://cyberleninka.ru/article/n/russkiy-rezident-v-shvetsii-knyaz-a-ya-hilkov-i-ego-pisma/viewer

 Биография Михаила Ивановича Хилкова (1834 – 1909) настолько колоритна, что я воспользовался ею, когда придумывал главного героя романа «Дорога в Китеж» Адриана Ларцева. 

Вот он. Похож на Дядю Сэма.

Выпускник Пажеского корпуса, блестящий лейб-гвардеец, он роздал свою землю крестьянам, отказался от имущества и уехал в Америку строить железные дороги – это было дело всей его жизни. Начинал чернорабочим, сделал большую американскую карьеру (совсем как в замечательном сериале "Hell on Wheels"), но, когда в России начался «железнодорожный бум», вернулся на родину. Он совершил очень многое для того, чтобы избавить Россию от одной из двух ее извечных бед: плохих дорог. В бытность Михаила Ивановича министром путей сообщения железнодорожная сеть увеличилась вдвое; при нем строились Транссибирская магистраль и КВЖД. Но первая и главная из российских бед, дураки у власти, в конце концов сломали судьбу выдающегося технократа. В 1905 году, когда бездарное правительство довело страну до хаоса, князь Хилков подал в отставку.

Однако поразительней всего зигзаги судьбы еще одного Хилкова, Дмитрия Александровича (1857 – 1914).

Между годами жизни, заключенными в скобки, поместилось несколько жизней, совершенно не похожих одна на другую.

В первой Дмитрий Хилков – офицер, доблестный участник Турецкой войны (на снимке).

Во второй – духобор и толстовец, отдавший землю крестьянам (это что-то хилковское) и работавший с сохой на собственном маленьком участке.

В третьей –  ссыльный (правительство сочло князя-духобора существом опасным).

В четвертой – эмигрант и борец с самодержавием, эсер и сторонник терроризма (после духоборства-то!). 

В пятой – возвращенец, сторонник государства, истовый сын православной церкви. 

В шестой – снова военный. В 1914 году поступил, несмотря на пожилой возраст, добровольцем на службу и был убит – отправился в разведку и погиб. 

Описать такую жизнь в литературе невозможно, читатель не поверит. Я и не стал. А хотелось. 

89
0