BAbook
Библиотека Бориса Акунина
О разном

ЗАПИСКИ ОХОТНИКА

Я охотник и даже хищник, рыскающий по материальным и виртуальным антикварным развалам, блошиным рынкам, букинистическим магазинам. Охочусь я на старинные предметы и старинные книги, в которых чую некую историю.  

Особенно много, конечно, могут рассказать книги. У меня «книг с историей» целый шкаф, и про каждую составлен отчет с дедукцией. 

Чтобы вы поняли, какое это азартное занятие – исследовать и угадывать историю старой книги, расскажу об одной из них. И о проведенных мной изысканиях.

Несколько лет назад я купил в Берлине на лотке не бог весть какой раритет – номер журнала «Вестник Европы» за май 1821 года.

Заинтересовался обложкой:

Рукописной надписью на авантитуле. 

Печатью на контртитуле (квадратная - моя, я о круглой).

И экслибрисом.

И, предвкушая удовольствие, принялся за исследования.

Опускаю процесс, хотя это самое приятное. Перехожу к результатам. Не часто бывает, что удается определить все элементы ребуса. На сей раз удалось.

Осип Федорович Лапшин был астраханским купцом, жившим в конце 18 – начале 19 века. Очень уважал книги, собирал их и заказывал для каждой (даже для номера журнала) переплеты с тиснением собственного имени. Собранные купцом книги после его смерти достались Астраханской публичной библиотеке, открытой в 1838 году. (На контртитуле, наверху, библиотечные пометы девятнадцатого века). 

Надпись на авантитуле («Куплена в Астрахани в феврале 1938 г. на большом базаре») сделана человеком, который поставил свою печать:  Борисом Тимофеевичем Филиповым (1911 – 1962), астраханским врачом-маляриологом.

Пока всё логично и малоудивительно. Книга была завещана библиотеке, библиотеку в трудные годы растащили, местный интеллигент купил на базаре томик и отнес домой.

Любопытны дальнейшие приключения книги. 

Экслибрис принадлежит вот этому господину: 

Это Фридрих-Вильгельм Нойманн (1889 – 1975), генерал-лейтенант Вермахта и кавалер Рыцарского Креста. Он очевидно и увез книжку в Германию. Как она попала к герру генералу, почему этот нежданный библиофил счел ее настолько ценной, чтобы украсить своим экслибрисом и привезти с фронта  - загадка. А загадка – топливо для писательского воображения. 

Не раз и не два из таких вот случайных охотничьих трофеев потом вырастал персонаж, а то и целая книга.

Расскажу как-нибудь.