Журнал
О разном

ПРО ВУНДЕРКИНДОВ, КАРМУ И ОТВРАТИТЕЛЬНЫХ ГЕРОЕВ

На вопросы ответил в комментах к вчерашнему посту. Как обычно, выношу отдельно те вопросы, которые заставили меня задуматься. Авторы вопросов, пишите администратору – получите приз.

 

1. Автор вопроса  vsylaev

...Мне кажется очень необычным что псевдоним Акунин(Злодей) возник для написания книги о воспитании человека, тему которую Вы(Автор) считаете наиважнейший. В этом контексте у меня есть несколько мыслей и мне интересно было бы знать согласны ли Вы с ними. 1. Вундеркинды это те дети которым набор случайный обстоятельств способствовал развитию своего главного таланта. 2. В современном обществе жизнь таких людей, как правило, оценивается как несчастная. 3. Причина несчастия в том что или общество не принимает таких людей, или люди не принимают общество. 4. В Вашем первом произведении под псевдонимом Акунин, главные герои понимают это и видят своей задачей изменить общество чтобы оно было совместимо с вундеркиндами. 5. Реальное общество этому сопротивляется и руками самого удачливого героя разрушает планы Злодеев.

«Вундеркинд» - это патология общества, в котором не существует нормальной педагогики. По случайному стечению обстоятельств (например, у ребенка гиперактивно честолюбивые и мотивированные родители) маленький человек проявляет какие-то взрослые способности, это вызывает всеобщее любопытство, и очень часто калечит бедняжке психику. Я знаю несколько подобных историй, закончившихся трагедией: суицидом или психиатрической лечебницей. 

Та педагогика, о которой мечтаю я, вырастит гения из каждого ребенка, без исключения. Патологией станет необнаружение в ребенке гениальности, но это будет означать лишь, что в подобном случае понадобятся более квалифицированные педагоги. 

Слово «гениальность» при этом следует трактовать без привычной для нас привязки к некоей престижной профессии. Самый драгоценный талант на свете – это талант адресной любви, и им потенциально обладают очень многие. Вот скажите, кто вам дороже: гениальный математик или гениальный спутник жизни, умеющий любить так, что это делает вас счастливым? Или гениальные родители. Или гениальный друг. Всё это – проявления таланта любви. Этому тоже можно (и нужно) научить. 

2. Читатель с интересным ником  ХодитДурачокПоЛесу 

Уважаемый Григорий Шалвович, скажите пожалуйста, что для вас судьба? Как вы ее определяете? Герои ваших произведений могли бы изменить свою судьбу? Может быть вы знаете, как определяют судьбу в Японии? Что японцы вкладывают в это понятие? Спасиб большое!

Судьба для меня примерно то же, что Бог: очень интересная, но ничего в моей жизни не меняющая гипотеза. Есть Бог или нет, предписано всё Судьбой или нет, не имеет никакого значения. Ты сам себе и Бог, и Судья, и карма, и кара, и награда. Японцы – если они буддисты – верят в Карму, но верят и в то, что ее можно улучшить или ухудшить. Вообще-то это означает примерно то же, что я написал выше. На Карму надейся, да сам не плошай. А лучше и не надейся. И ничего на нее не списывай. 

3. Nelson 

Григорий Шалвович, был ли у Вас какой то герой в книге, про которого ужасно не хотелось писать? Он не интересен, отвратителен, но по сюжету нужен. Или Вы всех своих героев в какой то степени любите или хотя бы принимаете?

Этот вопрос подарил мне одну идею. Но сначала отвечу. 

Мне интересны все герои. Чем меньше они на меня самого похожи, тем интереснее. А поскольку я, как большинство людей, считаю себя очень приятным, то описывать неприятных героев особенно увлекательно. Один из наркотиков писательского ремесла – возможность трансформироваться в совсем другого человека, на время стать им, увидеть мир иначе. Для этого у меня есть свои технические приемы.

И про идею. Я подумал, что точно так же умеет превращаться в другого человека актер. А может быть, и не так же, а как-то по-другому? Это очень интересно. Надо будет провести диалог с каким-нибудь талантливым артистом и обменяться опытом. Вдруг почерпну что-то полезное, применимое в литературе? 

Решено. Устрою публичный диалог на тему «Переселение душ в литературе и актерском искусстве». Надо будет только найти талантливого актера, который умеет объяснять, а то знаю я их. Когда я готовился писать театральный детектив, активно общался с людьми из этого мира, смотрел на работу режиссера с актрисой.

Никогда не забуду это сцену.

Режиссер: И тут она вот так вот, да? Искоса. И взгляд такой... Ну ты понимаешь.

Актриса: Да, да!

Режиссер: И вот так вот волной, отсюда. И плечо. Главное – плечо. 

Актриса: Вот так вот, да? И затрепетать.

Режиссер: Да не затрепетать, ты что! Легенькой такой рябью. Вечно ты пережимаешь.

Актриса: Всё. Всё поняла. Схвачено.

Режиссер: Ну то-то. Умница.

Обещаю, мы будем разговаривать не так. 

53
0