BAbook
Библиотека Бориса Акунина
О разном

ТАФОФИЛЬСКОЕ

Моя бабушка на склоне лет – как многие в старости – очень любила поговорить про свои будущие похороны. Она оставила строгие инструкции, как должен выглядеть надгробный камень: серый гранит, обязательно пятиконечная звезда и надпись «член партии с марта 1918 года». Что в марте - было очень важно. У них, старых большевиков, была целая иерархия, и к тем, кто стал партийцем, скажем, в августе, «после V съезда Советов», бабушка относилась свысока. А к подруге Марии, которая вступила в декабре 1917 года, – с глубоким почтением.

Каюсь. Звезду мы сделали, но про членство в партии не написали – в 1979 году, когда бабушка умерла, КПСС всем уже до смерти надоел, и это было не поводом для семейной гордости. А надо было. Жалко нам было, что ли?

Поскольку я заядлый тафофил (любитель кладбищ), у меня в фототеке целая коллекция интересных могил.

Вот несколько моих фаворитов.

Отличная идея для писательского лежбища: 

(Это кладбище в Праге).

Милое, семейное, французское:

А это моя любимая композиция: сэр Джордж Сент-Пол и его любимая жена Френсис. 

Тут и спокойный оптимизм, и заинтересованное ожидание, и вечная неразлучность. 

«И смерти нет, и свет в окне». Да хоть бы и есть - не это главное.