BAbook
Библиотека Бориса Акунина
О разном

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Вчера я ответил на много-премного вопросов в комментах под постом от 30 сентября. Два вопроса выношу отдельно, поскольку пришлось подумать над ответами. Авторы обоих вопросов получают приз – за стимулирование моей умственной деятельности. Пишите в техподдержку и получите на выбор любую из книжек магазина в подарок. 

stanislav 

Здравствуйте, Григорий! Насколько менялись ваши взгляды (если менялись) на протяжении жизни касательно "таланта" как наиболее ценного качества и "предательства" как самого ненавистного? И когда они окончательно сформировались? Очень было бы интересно узнать.

Насчет самого ценного качества, пожалуй, менялись. Ничего окончательно сформировавшегося здесь нет и быть не может, пока ты жив. Человек тем и интересен, что он меняется. А если перестает меняться, то перестает быть интересен.

Я по-прежнему очень ценю талантливость, но в своем нынешнем возрасте и в нынешней российской ситуации, пожалуй, вынужден пересмотреть иерархию. Некоторые безусловно талантливые люди сильно меня огорчили своим общественным поведением. 

На первое место я склонен ставить красоту поступков. Один из моих последних романов, «Собачья смерть», именно про это. При выборе между красивыми словами (это талант) и красивыми поступками (это синдзицу) я безусловно выбираю второе. 

И так бывает всегда, когда мир становится черно-белым, а жизнь ставит перед очень жестким выбором. 

Насчет того, что самое отвратительное – предательство, мое мнение не изменилось. По-моему, нет ничего хуже, чем предать того, кто тебе доверился. Даже если предательство совершается не из подлости, а по слабости. 

Лео Король 

Здравствуйте Григорий Шалвович! Многие россияне ценят стабильность, порядок, сильную власть и патриотизм выше, чем свободу, права человека и многообразие. Многие россияне также склонны к политическому пассивизму, апатии, цинизму и недоверию к политикам, партиям и институтам. Как, на Ваш взгляд, можно переломить эту тенденцию? 

Многие россияне выбирают «порядок» и неизбежно сопряженные с ним несвободу, бесправие, унижение не от хорошей жизни, а от недоверия к свободе, которая в российских условиях обычно оборачивалась «беспорядком». Мем про «лихие девяностые» - отсюда. 

Государственная власть заинтересована в том, чтобы поддерживать население в инфантильности – детьми легче управлять, чем взрослыми. В России так было более или менее всегда. При Александре Третьем, корифее «стабильности», государство даже сделало своей программой намеренное удержание «простого народа» в детском состоянии – через указ о «кухаркиных детях» (не давать низам образования) и сохранение общины (чтобы крестьяне не стали самостоятельными, то есть «взрослыми»). 

«Переломить эту тенденцию» можно, только разговаривая с людьми, как с взрослыми: уважительно,  без высокомерия и раздражения, с пониманием. Процесс не быстрый, но верный. Я верю в «эффект Пигмалиона». 

И еще ответы на вопросы, заданные позавчера на парижском Forum Russie-Libertés.

Здесь я отвечаю на два главных вопроса, обсуждавшихся на форуме: «Какова дорожная карта демократии в России?» и «Чем может помочь Европа?»:

И еще в конце был вопрос о впечатлениях от состоявшейся дискуссии. Видеозаписи нет, но есть пересказ моего ответа в канале Дмитрия Колезева:

@kolezev

«Борис Акунин, выступая в Париже, предложил оставить надежды на объединение оппозиции: «Пора переставать ждать, пока наши политические лидеры договорятся между собой, объединятся и создадут демократический фронт. Этого не будет. Они будут делиться на меньшевиков, большевиков и так далее и бог с ними… Я думаю, что самые деятельные в эмиграции — это волонтеры, которые занимаются практической работой и помогают живым людям. А также деятели культуры и public intellectuals. Мне кажется, что волонтеры, у которых есть навыки организации и движения, должны взять инициативу на себя. О том, чтобы создать некое российское трансгосударственное движение, движение солидарности с нашими соотечественниками, которым тяжело и трудно в России. Это движение должно иметь не характер политической партии, это не какое-то правительство в изгнании, которому нужно ездить и везде представительствовать. Это люди, которые будут заниматься практической работой, которые объединят нас всех на основе того, что нас действительно объединяет: желание помочь друг другу, нашим соотечественникам и, конечно же, украинцам. Кроме того, еще культура. Это самое важное, что нас объединяет. Должно быть такое культурно-волонтерское движение. Его не создадут наши политические лидеры, не ждем от них этого. Я смотрю на людей, которые за полтора года научились работать. Научились из ничего создавать нечто в токсичных и трудных условиях, научились плавать в серной кислоте фактически. «И никто нам не поможет, и не надо помогать». Давайте мы сами что-то вот такое сделаем, тогда все и захотят нам помогать. Не сидеть и не ждать, когда нам кто-то поможет».

(Стихотворение Георгия Иванова, которое я цитировал, чтобы описать настроение эмиграции,  целиком звучит так:

Хорошо, что нет Царя. 

Хорошо, что нет России. 

Хорошо, что Бога нет. 

Только желтая заря, 

Только звезды ледяные, 

Только миллионы лет. 

Хорошо - что никого, 

Хорошо - что ничего, 

Так черно и так мертво, 

Что мертвее быть не может 

И чернее не бывать, 

Что никто нам не поможет 

И не надо помогать).