Журнал
О разном

ЛОЖКА МЕДА В БОЧКЕ ДЕГТЯ

Я сейчас пишу для моей «ИРГ» главу про сталинский террор. Это невероятно депрессивная работа. Даже не потому, что читаешь, читаешь, читаешь бесконечные истории об арестах, пытках, расстрелах, а потому что накатывает отвращение к истории отечества. 

Сколько же их было: доносчиков, перевыполняльщиков плана по "посадкам", палачей, садистов, жен, отказавшихся  от мужей,   гнусной гулаговской вохры, кровожадных демонстрантов! 

"Москва очень похорошела" (цитата из книги вернувшегося в 1937 году Александра Куприна).  

Всё время думаешь: неужто же не нашлось никого, совсем никого, кто в этой бесчеловечной системе остался бы человеком?  Из мемуаров известно, что многие чекисты выполняли приказы только потому, что боялись сами попасть в мясорубку. Это моего мнения о человечестве нисколько не улучшает. Какая разница, что ты, скотина, втайне думал и пил или не пил ты водку, чтобы заглушить совесть! Главное – то, что ты творил.

И вдруг попадается мне одна история. Малоизученная, даже имени неизвестно, только фамилия. 

На самой волне  репрессий, в сентябре 1937 года, некий мелкий следователь воронежского НКВД (даже не следователь – референт) Гуднев, которому было поручено вести дело четырех человек, рапространявших нелегальную литературу (а это не «вражеские разговоры», это стопроцентно расстрельная статья), вдруг выкинул штуку. Взял и вывел подследственных на свободу, и те скрылись. А Гуднев уничтожил все досье, чтобы затруднить розыск беглецов, после чего тоже испарился. И его след, слава тебе господи, затерялся. Он оказался удачливей капитана Волконогова. 

Очень надеюсь, что Гуднев прожил долгую, счастливую жизнь и потом попал в рай или куда там попадают хорошие люди.

 Тяжелая у России история, очень тяжелая. Но даже в самых черных ее ямах посверкивают живые искры. 

2
0