BAbook
Книжный клуб Бабук
О разном

ПРО ФОРУМ В БРЮССЕЛЕ

Делюсь впечатлениями от форума российской демократической оппозиции. Он прошел 5-6 июня в Брюсселе по инициативе нескольких депутатов Европарламента, которые все еще надеются, что от российских оппозиционеров будет какой-то прок. Насколько оправданы эти ожидания, я и хотел понять. Мне понадобилось несколько дней, чтобы разобраться в своих мыслях и чувствах.

Я впервые побывал на столь масштабном политическом собрании и вряд ли поеду на следующее, поскольку не уверен в эффективности таких многолюдных форумов  (три сотни участников!). И всё же я рад, что съездил. 

Кажется, практической пользы от форума вышло немного (хотя очень надеюсь, что наши политики провели между собой какие-нибудь непубличные встречи и переговоры), но для меня было важно побыть среди большого количества людей, которые не депрессуют, не киснут, а пытаются что-то изменить. Не знаю, как вам, а мне от ежедневного сидения в русскоязычных соцсетях давно выть хочется. Все только ноют, срывают друг на друге стресс, оживленно обсуждают «кто виноват» и почти никогда «что делать».

В Брюсселе собрались те, кто про «что делать». С ответом на этот вопрос пока, как мне кажется, не очень, но по крайней мере он хоть обсуждается.

Было много молодых лиц и неизвестных мне имен, но, к сожалению, спикеры в основном были всё те же, старые. Я и так имею возможность узнавать их мнение, а очень хотелось услышать свежие голоса. Прежде всего меня интересуют деятели волонтерского движения, возникшего для помощи украинцам, а теперь еще и занимающегося организацией российских демократических сообществ в самых разных странах. Это люди, которые не декларируют, а действуют. На них я в основном и надеюсь. 

Общее впечатление от Брюсселя у меня такое. Это самое начало некоего общественного движения, выходящего за рамки политического фракционного активизма. Пока до чего-то по-настоящему значимого еще далеко, но больше надеяться все равно не на что и не на кого.

У меня на конференции было выступление не о политике, а об истории. Вернее, это был диалог с замечательным британским историком Орландо Файджесом. Мы говорили о том, что историю нужно знать, ибо она позволяет прогнозировать будущее: 1) то, чего с данной страной точно не произойдет; 2) то, что возможно; 3) и  то, что наиболее вероятно.

Мой ответ на эти три вопроса получился такой (в кратком изложении).

1). Чего на мой взгляд произойти не может – так это создания на обломках путинского режима «прекрасной России будущего», какой она видится большинству выступавших в Брюсселе: точно такая же, как сейчас, единая и неделимая, но только свободная, демократическая и миролюбивая. По-моему, единственный вариант, при котором Россия может быть свободной, демократической и неопасной для соседей – тотальная «демосквизация», превращение в конфедерацию республик, каждая из которых будет занята своим развитием, а не судьбами «русского мира». 

2). Что возможно. Россия в любом случае перестанет быть империей (имперский хребет сломан провалом украинского блицкрига), но «демосквизация» может произойти двумя способами. Или «по-хорошему» - если новое правительство сознательно поставит перед собой задачу конфедерализации, очень непростую, и сумеет ее реализовать. Или страна распадется «по-плохому» - через гражданскую войну и грызню местных царьков за власть, территории и ресурсы.

3). Что наиболее вероятно. Однако, исходя из того как выглядит ситуация сейчас, наиболее вероятным исходом мне представляется «возвращение в Азию», откуда Московское великое княжество и вышло в 15 веке. Единственное спасение для  путинского режима – превратиться в сателлита Китая. Это позволит коррумпированным элитам сохранить свое положение, и даже смена правителя им ничем угрожать не будет. Мир, увы, движется к новой биполярности и к новой «холодной войне», просто теперь России будет отведена роль не сверхдержавы, а младшего брата Пекина. Это самый плохой вариант для всех кроме российской правящей верхушки: и для мира в целом, и для Украины, и в особенности для России.

Вся моя надежда (небольшая) на то, что западные лидеры начнут мыслить не горизонтом следующих выборов и сиюминутной экономической конъюнктуры, а смотреть дальше – на десятилетия вперед.