Журнал
О разном

ОТВЕЧАЮ НА ПИСЬМА

Владимир
...Скажите, пожалуйста, как Вы переживаете разлуку с родным городом? Если конкретнее, то что лучше — максимально устранить его присутствие из жизни (в виде фотографий, карт, книг, да и просто воспоминаний) или, наоборот, хранить память о нём и стараться из неё черпать силы? Поскольку перспективы возвращения в пределы не то что Москвы, а вообще России, весьма туманны, отважился задать вопрос именно Вам — и потому, что с Вас (для меня) всё началось, и потому, что Ваш опыт проживания вне родных мест намного обширнее.

- Мой рецепт такой: помнить всё хорошее, что было на родине, но и не забывать ничего плохого.  Старая эмигрантская мудрость: думать не том, чего лишился, а о том, от чего избавился.

Я всегда делил родной город на две Москвы – одну очень любил, другую терпеть не мог. Сейчас у меня ощущение, что Москва, которую я терпеть не могу, совершенно задавила и вытеснила Москву, которая мне дорога. И я не хочу видеть свой город в этом униженном состоянии. Поэтому Россия и Москва – последнее место на земле, где я бы сейчас хотел оказаться. 

Екатерина

...Как вы сами недавно заметили, вас увлекает в последнее время создание аудиолитературы. Не возникало ли у вас желание пойти дальше и создать на основе ваших произведений радиоспектакль? Ни в коем случае не умаляю достоинств ваших непревзойденных чтецов. Второй вопрос: вы недавно рассказали, что следующее ваше произведение частично будет иметь отношение к Грузии. Не будем ли мы удостоены чести иметь следующие приключение господина Фандорина целиком в Грузии? А то Черный город почти весь в Азербайджане, обидно ну)).

 - Вах! Именно такой проект у меня скоро и выйдет. Во-первых, аудиоспектакль, а во-вторых, про Грузию. Ну, наполовину. Там по сюжету действуют два моих прапрадеда. Один живет в Грузии и встречает в Батуми на телеграфе интересного господина с седыми височками, который берется расследовать одно преступление в семействе князей Гуриани. Второй прапрадед живет в Брест-Литовске, занимается частными расследованиями, но убийство как назло происходит в субботу и без шабес-гоя еврейскому сыщику не обойтись, а тут как раз появляется – вы не поверите – точно такой же господин и зовут его так же. Интерактивный аудиоспектакль называется «Лягушка Басё», я его тут на сайте обязательно представлю. 

Maoziua

...Помню, еще студентом после прочтения каждой вашей книги я заходил на "спойлерное обсуждение" на сайте fandorin.ru. Там я открывал для себя "дополнительный контент", читая комментарии людей, намного более начинаных и внимательных, чем я. ...После закрытия fandorin.ru я чувствую, что читаю ваши книги только на 70% - и я не знаю, где восполнить эти пробелы. Возможно, вы знаете, где сейчас происходят подобные обсуждения? Или если такого места нет, то возможно этот сайт может стать новой площадкой?

 - Именно это создатели сайта и намерены сделать. Через некоторое время здесь возникнет, я надеюсь, нечто вроде клуба с форумом, где можно будет обсуждать всякие интересные темы и обмениваться информацией. Подготовка идет полным ходом.  

Roman J
          Я недавно прочитал книгу Джулии Бойд A village in the Third Reich о жизни одной баварской деревни (скорее, городка) с конца Первой Мировой до начала 50х годов, когда домой стали возвращаться те ее жители, кого осудили в Нюрнберге и те, кто провел вторую половину сороковых в лагерях военнопленных. Это необычный взгляд на фашизм и войну, но гораздо более сильное впечатление на меня произвели явные параллели истории германии 1930х с историей России 2010х и 2020-х. А вопрос вот о чем. Денацификация, проводившаяся в Германии после завершения войны, во-первых, проводилась оккупационной администрацией; во-вторых, с привлечением непрофессиональных судей (все профессиональные были слишком замазаны); в-третьих, признала абсолютное большинство тех, кого судили, невольными пособниками; в четвёртых, даже тех, кого осудили строго, в основном выпустили досрочно. И я совсем не представляю, как этот процесс может быть устроен в России, если мирный договор не будет договором о ее капитуляции, что очень маловероятно. А вы представляете? 

- Да, я знаю, как, по-моему мнению, нужно было бы организовать процесс национального очищения. Много раз писал, что я не верю в полезность массовых наказаний типа люстрации. Даже в насквозь преступном Следственном Комитете наверняка есть честные специалисты, ловящие настоящих преступников и ничем себя не запятнавшие. Еще средневековые юристы исходили из постулата, что лучше оставить без наказания десять виновных, чем несправедливо наказать одного невиновного.  Я верю только в личную ответственность. Все, кто участвовал в преступлениях, должны предстать перед судом. Это должна быть не месть и не расправа, а объективное неторопливое разбирательство каждого отдельного случая. В той же Германии, о которой Вы пишете, суды над нацистами растянулись на десять лет. Пусть и в России будет то же самое. Процесс здесь важнее результата. Пусть общество узнает как можно больше о преступлениях и злоупотреблениях тех, кто развязал войну, украл выборы, лгал в СМИ, разворовывал национальное достояние, неправедно судил и мучил людей в тюрьмах. Эта судебная кампания станет школой, через которую пройдет вся страна. И не столь важно, кто какое получит наказание. Если многих выпустят по недостатку улик – пускай. Это ведь будет не шемякин суд, а настоящий. Мало честных судей, пишете вы? Ну, во-первых, далеко не весь судейский корпус участвует в  гнусных спектаклях с заранее известным финалом. А во-вторых, я думаю, что каждый из таких процессов должен проходить через вердикт присяжных, обычных граждан. И все эти суды, естественно, должна освещать пресса. Ничего закрытого. 

0
0