BAbook
Книжный клуб Бабук
Интересное

Читая новости. Две России

Вчера прочитал письмо Ильи Яшина из тюрьмы. Сегодня – интервью Евгения Пригожина (в пересказе «Медузы»).

Оба текста очень сильные. Понятно, Илью  Яшина я считаю надеждой России, а Евгения  Пригожина – смертельной угрозой для страны. Но шутить про «повара» хватит. Это человек серьезный. И очень опасный. Он действительно может превратить Россию в «образ Северной Кореи». И возможно это стало по причинам, о которых пишет Илья. 

 

ЕВГЕНИЙ ПРИГОЖИН:

О ходе и целях «спецоперации»

Мы пришли по-хамски, прошлись сапогами по всей территории Украины в поисках нацистов. Пока искали нацистов, наколбасили всех, кого можем. Подошли к Киеву — русским языком называю, обосрались и отошли. Дальше к Херсону — обосрались, отошли. И как-то у нас все не складывается.

СВО делалась ради «денацификации», а мы сделали Украину нацией, которая известна во всем мире. Они как греки или римляне времен процветания. Что касается «демилитаризации»: если у них на начало спецоперации было условно 500 танков, теперь у них их пять тысяч. Если воевать тогда умело 20 тысяч бойцов — то теперь 400 тысяч. Как же мы ее демилитаризировали? Теперь получается, мы наоборот, хрен знает как, милитаризировали Украину.

Об украинской армии

Сегодня ЧВК Вагнера — это лучшая армия в мире. Конечно, я из корректности должен сказать, что следующая — это русская армия, но я думаю, что украинцы сегодня — это одна из сильнейших армий. У них высокий уровень организации, высокий уровень подготовки, высокий уровень разведки, у них есть различное вооружение. Они работают на любых системах — на советских, на натовских — одинаково успешно. У них все идет ради достижения верховной цели, как у нас в Великую Отечественную войну.

О детях российской элиты

У Шойгу зять ходит, булками трясет, а дочка открывает форты кронштадтские. Ты заработала на эти форты? Ты свои деньги тратишь на эти форты? На боеприпасы, блять, потрать. Когда министр обороны трясет своей доченькой и каким-то уебком, который блогер и еще пальцы гнет, что ему спецоперация не нравится… Не мы придумали эту спецоперацию. Но мы взяли под козырек и сказали, если деревня попала в блудняк, если мы пошли пиздиться с соседями, надо пиздиться до конца. А получается, что мужики бьются, а кому-то просто нравится балдеть.

Дети элиты в лучшем случае хлебальники закрыли, а некоторые позволяют себе публичную, жирную, беспечную жизнь. Важно, что не только у элиты есть дети. И когда дети элиты мажут себя кремами, показывая это в интернете, а у обычных людей дети приходят в цинке, разорванные на куски, и когда мать плачет над своим сыном.

Это раздвоение может закончиться как в 1917 году революцией, когда сначала солдаты встанут, а после этого их близкие встанут. И напрасно думать, что их сотни, их сейчас десятки тысяч родственников убитых. Наверняка, будут сотни тысяч. Мы от этого никуда не денемся. И все закончится тем, что будет в одно мгновение Варфоломеева ночь. Жировство детей элиты закончится тем, что люди их на вилы поднимут. Я рекомендую элите РФ, соберите, сука, своих отроков, отправьте их на войну, и когда вы пойдете на похороны, когда вы их начнете хоронить, то люди скажут, теперь все справедливо.

О ЧВК Вагнера

В ЧВК Вагнера сегодня шесть тысяч человек, которые способны управлять ротой. То есть они могут управлять как минимум 600 тысяч человек. Если бы нам дали, как я просил, 200 тысяч человек, мы отодвинули бы фронт на 50-150 километров в разных направлениях, взяли бы под контроль весь Донбасс. Мы полноценная армия. Почему нас не пустили? Это произошло из-за интриг, из-за боязни того, что когда какая-то структура разрастается, она может начать диктовать условия и условно прийти на танках в Москву.

О Минобороны РФ

Если система построена на том, что надо вылизывать жопу, то ЧВК Вагнера это делать не будет. Основная проблема в Шойгу и Герасимове. Это два человека, которые своим решением блокировали нам все, несмотря на заявление президента о том, что снаряды есть.

Если сегодня Мизинцев становится министром обороны, а Суровикин — начальником Генштаба, то это была бы нормальная структура.

Мое политическое кредо: родину люблю, Путина слушаюсь, Шойгу на мыло, воевать будем дальше.

О сценариях развития войны

Есть оптимистичный и пессимистичный сценарии. В первый я мало верю. Европа и Америка устанут от украинского конфликта. Китай посадит всех за стол переговоров. Мы договоримся о том, что все что мы уже хапнули, это наше, а все, что не хапнули, это не наше. Вряд ли этот сценарий возможен.

Пессимистичный сценарий: украинцам дают ракеты, они готовят войска, безусловно они будут продолжать наступление, пытаться контратаковать. Возможно, контрнаступление где-то случится успешным, они будут восстанавливать границы до 2014 года и это легко может случиться. Они будут атаковать Крым, будут пытаться взорвать Крымский мост, отсечь пути снабжения. Поэтому нам надо готовиться к тяжелой войне.

О том, как не просрать Россию

Мы сейчас в том состоянии, когда мы просто Россию просрать можем. Поэтому мы должны ввести военное положение, мы должны объявлять новые волны мобилизации, мы должны перевести всех кого возможно на производство боеприпасов. Мы должны перестать жировать, перестать строить новые дороги, новые объекты инфраструктуры и работать только на войну.

России надо в образе Северной Кореи прожить определенное количество лет, закрыть все границы, перестать миндальничать, забрать всех своих отроков из-за границы и вкалывать. Тогда мы и придет к какому-то результату.

О перспективах ядерного конфликта

Мы устроили эту драку. Есть соседи, и они поругались. Ты приходишь к соседу, ты можешь ему разбить морду, можешь разбить посуду. Но если тебя сосед послал на три буквы, а ты взял топор и уебал ему по башке, то это уже какая-то странная ситуация. Ядерная бомба — это топор. Не надо за соседом бегать с топором. Надо честно, либо ему пиздюлей вставить, либо сознаться, что он тебе вставил. Надо на поле боя доказывать свою правоту.

 

ИЛЬЯ ЯШИН:

«Телевизор в нашей тюремной камере иногда показывает сюжеты из Госдумы. Там принимают очередной репрессивный закон, опять что-то запрещают, снова разжигают войну и грозят смертными казнями. И почти всегда – единогласно. А на экране мелькают знакомые лица. 

Вот Галина Хованская, женщина с благородной сединой. Когда-то мы вместе были в «Яблоке», она рассказывала о ценности человеческой жизни, объясняла мне тонкости жилищного законодательства и делала много полезного. А теперь сидит с каменным лицом по правую руку от бесноватого Миронова, позирующего с «пригожинской кувалдой». Теперь она голосует за войну, за посадки несогласных, за всю подлость и гнусность, что штампует «парламент». 

А вот Серёга Шаргунов, с которым мы ещё студентами подрались в баре. Потом помирились, мечтали о переменах, о сломе диктатуры. Выходили бок о бок на антипутинские митинги. Срывали голос, скандируя «Россия будет свободной!» на акциях против фальсификации выборов. Прошли годы, и Серёге больше не нужна свобода России – достаточно кабинета в думе, неприкосновенности и хорошей зарплаты. Он фотографируется на Донбассе в кресле сбитого гражданского лайнера, визгливо требует расчленить Украину в телеэфирах, а перед Путиным склоняется в поклоне, называя его национальным лидером. 

Сардана Авксентьева в кадре. Грустная какая-то. Ещё недавно возглавляла Якутск, была независимым и самым прогрессивным мэром. Отказывалась от привилегий, помогала людям… А потом ей позвонили из администрации президента и сказали, что из мэрии надо перейти в Госдуму. Добровольно-принудительно. Спорить Сардана не решилась и теперь, как все, голосует за аннексию чужих территорий и помогает сажать людей, говорящих правду о войне. Репутация спущена в унитаз с характерным звуком. 

Все эти и многие другие когда-то приличные люди продали свои души Путину. Продали дёшево: за бытовой комфорт и денежные подачки. Продали, хотя могли этого не делать. Не обязательно ведь даже было идти на баррикады. Каждый из поднимающих сейчас руки в думе мог просто тихо отойти в сторону, закончив с политикой и сосредоточившись на частной жизни. 

Хотя возможно, дело и не в подачках вовсе, а в банальном страхе. Ещё один мой приятель на последних выборах едва не стал депутатом, совсем немного не хватило. Расстроился, конечно… А сейчас счастлив! Говорил мне год назад: «Сидел бы сейчас вместе со всеми, давил бы на кнопку и единогласно голосовал. А куда деваться? Я не герой, мне жить охота. Но повезло, проиграл выборы, слава богу…»

И правда везучий парень. Не поспоришь».