BAbook
Книжный клуб Бабук
О разном
Аватар Борис АкунинБорис Акунин

СЪЕСТ ИЛИ НЕ СЪЕСТ КИТ

На сей раз воздержусь от рассуждений на  тему "уехавших-неуехавших", которая для всех россиян, как географических, так и экзистенциальных, является болезненно актуальной.

Просто помещу здесь два примечательных текста, которые обсуждаются в соцсетях – по отдельности. А надо бы вместе, параллельно.

Сначала стихотворение уехавшей Анны Рус:

Какой-то страшный кит

Подводный людоед

Сожрал моих друзей

Теперь их больше нет

Они хранят мой дом

Живут с моим котом

Они со всех сторон

Окружены китом

У них цветущий сад

И свечи в темноте

Они как будто здесь

Как будто не в ките

Но льет на них, как дождь 

С небесных недр кита

Желудочный фермент

Пепсин и кислота

Что съедено китом

Становится китом

Не сразу, не теперь

Когда-нибудь, потом

А нынче посмотри

Как лица их светлы

И как ясны глаза 

Среди подводной мглы

У них иллюзий нет

По поводу кита 

Но кто-то должен быть

Хранителем кота

И сада и свечей

Дрожащих в темноте

На страшной глубине

В огромном животе

 

Теперь – обычный фейсбучный пост неуехавшего Алексея Сокирко. Он – что в данном контексте важно – не катакомбный аскет-борец, а обычный семьянин, трое детей.

«Вышел сегодня на улицу в Москве в футболке с надписью "Я против Путина", думая, что это не страшно. Люди улыбались, но я довольно быстро был задержан полицией. Основание задержания — "пропаганда". Пропаганда чего, не говорили, хотя я долго просил. Доставили в отдел, опросили. В разговоре в отделе я пытался понять причины задержания. Я объяснял мое негативное отношение к Путину, но чтобы смягчить разговор, перешел на историю, объяснял, что я плохо отношусь и к Ленину, и к Сталину. Потом, в качестве поиска компромисса, я спросил можно ли ходить в футболке "Я против Сталина". Полиция решила, что я ненормальный, вызвали санитаров из психушки (не шучу). На фоне низкорослых полицейских, бригада выглядела очень внушительно, такие бородатые здоровяки. Доктор позвонил Марине, Марина сказала, что у нас нет проблем в семье, и, с ее точки зрения, я психически здоров. Доктор согласился с женой и еще согласился со мной, что Ленин был отвратителен. Не найдя оснований для госпитализации, бригада уехала. Дальше пришел нервный росгвардеец, что-то требовал, фоткал и орал. Что хотел, вообще было неясно, и я подумал, что зря уехали санитары, ведь росгвардейцу явно нужна была помощь. Потом пришел уголовный розыск, сразу же собрался меня отправить на год в тюрьму, прям с первой фразы. Я как мог разговаривал с ним, но в какой-то момент сотрудник перешел на "ты" и стал материться, обозвал меня "навальнистом" и "врагом народа". Он кричал, что при Путине жизнь становится только лучше с каждым годом, что там наверху знают лучше, что делать. Впрочем, устав от своей собственной пропаганды, сотрудник потребовал разблокировать мой телефон, я отказался, он поорал еще немного на меня и ушел. Через пару часов мне оформили 20.2 — проведение пикета - ожидаемо все наврали в своих протоколах. Суд будет через неделю. Потом потребовали снять футболку, поскольку это вещдок. Я снял, ведь у меня была запасная. На запасной был нарисован пацифик. Все сотрудники (5 человек) вопросительно смотрели друг на друга. Сотрудник уголовного розыска нашелся первым и крикнул: "Ты же хиппи, как я сразу не понял! Тогда так и ходи. В этой футболке можно." Старший ему не поверил, пошел звонить в центр Э, там дали добро на "одежду хиппи". Отпуская меня на улицу, начальник еще добавил, что возможная надпись "Я против Сталина" тоже запрещена, "он ведь войну выиграл" — такое было обоснование».

Прочитал я первый текст и подумал: «О, как это больно и как верно».

Прочитал второй – и сказал себе: «А может кит и не съест. Подавится».